November 3rd, 2017

Glad

Как компартия Китая массово закрывала публичные дома, часть 1.


Публикуется по просьбам читателей.

Часть 1 – Бордели перед санкциями

Историю о массовом закрытии публичных домов в Китае я очень люблю. Несмотря на то, что случилась она уже достаточно давно, её всегда интересно пересказывать, а, главное, история очень хорошо показывает то, как принимаются решения в Китае. Кому как не жители Санкт-Петербурга, славящемся гигантским количеством борделей, эту историю рассказать :)

До марта 2013-го года (того момента, как господин Си Цзиньпин (习近平, Xí Jìnpíng) был избран председателем КНР, бордели на юго-востоке Китае по распространённости не уступали каким-нибудь Макдональдсам или KFC (в том плане, что они были не на каждом шагу, но встречались почти везде). Некоторые бордели маскировались под массажные салоны, некоторые не были борделями в прямом смысле этого слова (об этом ниже), а некоторые особо не скрывали своей сущности, полностью занимая высотные здания отелей. Короче, это было почти то же самое, что в Таиланде, но без трансвеститов (: При этом, заведения работали вполне официально, выбивали чеки и платили налоги, принося в казну немалые деньги (лишнее доказательство в пользу легализации неискоренимой проституции).

Самым известным местом китайской проституции был город Донгуан – «небольшой» юго-восточный город с населением около 5-ти миллионов человек, фактически уже слившийся с Шенчьженем и Гуанчьжоу (данные по населению привожу по словам местных, Википедия приводит цифру 8 000 000, но там непростое деление на пригороды и сельские районы плюс новостройки одного мегаполиса уже переплетаются с другим). Во времена своего расцвета город сверкал красными огнями как рождественская порно-ёлка, новые отели там строились исключительно как публичные дома, а стандартные бордели были расположены на первых (и многих других) этажах фактически всех зданий. В Донгуан таскались и сами китайцы (в этом районе проживает около 50 000 000 человек), и тысячи иностранцев, которых поставщики таскали полакомиться азиатской экзотикой.


Жить в Донгуане считалось не престижно, а на незамужнюю девушку, снимающую там квартиру, сразу ложилась печать подозрений. Поэтому все донгуанские жрицы любви говорили о том, что работают в Шенчьжене или Гуанчьжоу. Collapse )